Свободу околоновогодних праздников вначале планировалось заполнить путешествием по Кинбурнской косе, анонсированным на сайте, однако погода внесла свои коррективы…
Вместо этого «двигатель туризма» — Ирина, предложила любой вариант, только бы не пропали выходные — вплоть до выхода в лес с ночёвкой, чтобы пройтись, подышать свежим воздухом и заодно испытать новую палатку «3+1». Слава Галиченко был со всем согласен и готов куда и на что угодно, лишь бы дома не сидеть, что в принципе довольно странно для компьютерщика, но ведь и компьютерщики бывают разные. 🙂
Путешествие планировалось на субботу-воскресенье после заявленного Николаем Ивановичем Шумбасовым мероприятия в лесу на свежем воздухе с играми, общением, костром и элементами спортивного ориентирования. Ирина надеялась, что в процессе приглашения Колей участников на это действо найдутся еще желающие примкнуть к нам, хотя я сразу предвидел, что идиотов пойти в лес и мокнуть под дождем больше не найдется. Но получилось еще круче – даже в лес с Колей никто выйти не захотел, не говоря о походе. Сам Коля поход в пески изначально рассматривал как провальную авантюру и идти с нами никуда не собирался:
— Может быть, — смеялся он, — я подъеду вечером к вам на велосипеде, если дождя не будет, песни у костра попоем.
Великий без преувеличения путешественник, водивший иностранцев в походы почти по всей территории бывшего СССР, гонявший медведей на Камчатке, считал для себя зазорным пройтись с рюкзаком недалеко от своего дома. Как потом выяснилось — места предполагаемого похода он вовсе не знал, а на то озеро, где мы собирались ночевать, его как-то раз завозили, и то случайно. По спутниковым картам ему объяснили, как проще всего будет к нам приехать.

Наступил день похода, и мы собрались у Коли дома, где он напоил нас чаем и спел прощальные песни под гитару на случай, если ему не захочется ехать к нам на велосипеде. И поход начался…
Первая остановка получилась сразу же на опушке леса после гаражей, чтобы снять с себя лишнюю одежду – рюкзак греет покруче пуховки. При проходе территории бывшего туберкулезного санатория нас облаяла рослая псина, жалобно заскулившая при виде палки.
Ирина еще при выходе на маршрут четко обрисовала нашу задачу – маршрут должен быть интересным, в меру длинным и не по прямой линии, поэтому мы завернули поглазеть на озеро Восьмерку недалеко от автотрассы. Вся поверхность озера покрыта тонким слоем настолько прозрачного льда, что я его увидел, только постучав по нему палкой. Длинную пустошь до леса мы перешли со стороны села Саги. Слабый ветер, низкая свинцово-серая облачность. После короткого привала вышли на дорогу, ведущую к озеру, и двигались по ней, пока не свернули в сторону для разнообразия маршрута. На очередном привале нас нежданно посетило солнце — сначала только его призрак сквозь плотную толщу облаков, затем все деревья приобрели тени, и наконец солнце засверкало в мириадах бриллиантиков, рассыпанных по кончикам хвои. Слава прикорнул на солнышке. Тишина и покой. Вот она какая, южная зима…
Выйдя из лесу, попали на старую вырубку, залитую ярким желтым светом низкого зимнего Солнца. Я позвонил Коле о чудесной погоде в районе похода и он сказал, что выезжает. Озеро было совсем близко, поэтому Ирина решила, что останавливаться рано и надо еще пройтись поблизости, оглядеться. И никто не возражал. На дороге вдоль озера обнаружили свежие крупные следы, похожие на собачьи, но вот размеры лап просто поражали.

След лапы оборотня
Не меньше четырёх матёрых зверей прошли по дороге на юг. К счастью, мы их не встретили, когда, двигаясь в том же направлении, вышли к границе выгоревшего леса и устроили фотосессию, снимая закатные пейзажи.
Вернулись к озеру на закате и сразу принялись за бивачные работы. Позвонил плутавший где-то рядом Коля и Слава побежал его встретить. Приезд Коли наполнил тихий лесной лагерь шумом и гамом.
Быстро стемнело, и разожженный костер из насквозь промокших сучьев разогнал мрак светом и теплом. Гитару Коля не взял, ожидая дождя по прогнозу метеослужбы, но масса стихов и прибауток в его исполнении создали незабываемый настрой зимнего вечера в песках, а захваченная им картошка, повалявшись в углях костра, стала лакомым дополнением к вкусному ужину. Часам к восьми вечера Коля объявил, что домой он возвращаться не будет, а переночует с нами, хотя к ночевке не готовился вовсе. Соответственно, у него не было ни теплой одежды, ни спальника, короче – ничего не было, кроме желания остаться с нами.

Палатка была версии 3+1, то есть он вполне с нами помещался «плюс одним».
Я с собой брал достаточно холодный спальник только из-за его водостойкого верха, и тёплую куртку с толстыми шерстяными носками. Внутри спальника в такой куртке и носках я бы никак не замерз. Но надо было спасать Колю, тем более его фирменная куртка – продукт современных технологий, отчего-то была насквозь мокрой, когда он приехал. Одевшись в куртку, которая на мне отлично выдержала испытание морозом на Эльбрусе, Коля совсем повеселел.
Далеко за полночь, когда есть было невмоготу, чай уже не лез, а дрова догорали, решили укладываться спать. Слава с Ирой собрались испытывать конверт из полутора спальников – облегченный вариант, но судя по всему, очень теплый. Ну а мы с Колей укрылись спальником как одеялом.
Если спальник застегнут конвертом, то достаточно влезть в него поглубже и теплая ночевка почти обеспечена. Но тут это было не совсем… Коля одел шапку, куртку и только нос выставил наружу. Мои попытки зарыться в спальник проваливались из-за щелей между нашими плечами. Свернувшись калачиком и уткнувшись носом в Колину холодную спину, я безуспешно пытался заснуть. Надо было определяться – смогу ли я так заснуть или надо одеть на себя все, что еще оставалось. Пришлось включить мозги и оценить свое состояние – ноги в теплых носках не мерзли даже тогда, когда Коля сдирал с меня спальник по колено. А вот мерзли, как оказалось, ладони, и когда я спрятал их под мышками, то достаточно быстро уснул, просыпаясь несколько раз, когда Коля уж слишком перетягивал на себя спальник. Где-то на границе сна я явственно слышал приближающийся собачий вой, преследуемый басовитым лаем. Вой был больше похож на жалобный вопль, а поскольку все это звучало достаточно далеко, и палатку я считал надежным убежищем, то просто провалился в сон, не дожидаясь, чем все это закончится…
Несколько раз ночью через меня перелезали, выбираясь наружу, но, слава Богу, никто не наступил, и далеко они не бегали. Ночью все-таки было холоднее, чем утром, потому к утру я уснул совсем крепко. А проснулся уже от Колиных комментариев к видеосъемке, которую он пытался делать в палатке абсолютно запотевшей камерой.
Закончил он призывами к зарядке, и мы её всё же сделали, кроме Ирины, которая предпочла снимать нас. После зарядки я решил, что согрелся достаточно, чтобы искупаться в озере. Все оживились и дружно потянулись вслед за мной к озеру с камерами в руках. Озеро удивило тонким слоем льда, которого совершенно не видно было на расстоянии, но он легко ломался, а благодаря плюсовой температуре сильно отличался от бритвенно-острых лезвий, в которые мог бы превратиться на морозе – был и такой опыт…
Неизвестно было, что ждет впереди, какая будет погода, поэтому излишествовать в купании я долго не собирался, и, зайдя в воду по пояс, отогнал льдинки подальше от себя и нырнул. Самое прикольное в зимнем купании — ощущение невесомости в жидком огне, как воспринимается ныряние. А ещё, когда вылетая наружу, пробиваешь головой тонкий лед, и он мельчайшими брызгами разлетается во все стороны со своеобразными шуршащими звуками…
Выходя из воды, прихватил небольшую льдинку, с которой устроили целую фотосессию. Думаю, что пальцы у Славы, который все это время держал льдину, околели напрочь.
Завтрак, Солнце, фотосессия, сборы — и в обратный путь уже по просекам и дорогам, где Коле удобнее вести велосипед. На развилке дороги на Костогрызово, недалеко от охотничьих «засидок», добрые души построили скамью со столом и даже большой урной. Мы посидели, оценив удобство скамьи и красоту обзора, поели ещё раз, и пошли дальше, расставшись с Колей, который укатил домой. Ирина напомнила, что мы никуда не спешим, и мы продолжили наматывать километры, сойдя с дороги и сделав приличный крюк до озера лесника (смотри карту путешествия).
Сфотографировавшись у муляжа колодца возле хозяйства Книги А., прошли к лесу и на холме возле бывшего профилактория посидели еще, доедая остатки продуктов. Выключив фонарики, погуляли по ночному лесу, по холмам, где Ирина пыталась перебраться в параллельную реальность, вышли на старую дорогу и по ней прошли к остановке, куда Коля привез Славе кучу газовых баллонов для заправки у Мирона. Автобус пришел очень быстро, и на этом наше путешествие благополучно завершилось.

Посмотрев фильм, Коля сказал, что зря недооценил поход выходного дня, который тоже можно сделать интересным и красивым.
Прошли мы при этом 10км в одну сторону и 15км — в другую по показаниям GPS-навигатора Garmin eTrex Legend. Карта путешествия создана на базе его же трека.

Владимир Проценко