В НАЧАЛО (К ОГЛАВЛЕНИЮ)

 

Фотографии к рассказу:
* www.fototurne.org/thumbnails.php?album=5
* www.fototurne.org/thumbnails.php?album=5&page=5

20.08.2010
В шесть утра зазвонил будильник – это Слава собрался идти на рыбалку)
И он даже встал и ушёл, правда, через пол часа вернулся, сказал, что рыба не клюёт и опять устроился спать. Но главное – половить, а я вот, например, не могу сказать, что ловила рыбку в Средиземном море на Кипрском берегу)

Где-то через час я выползла из палатки – Солнце уже палило. Спуск к морю тут очень неудобный из-за острых камней. К тому же они ещё и чёрные, поэтому на них хуже видно морских ежей. Но купаться надо – на берегу жарко, а море приветливое)
От нечего делать пошла погулять по берегу. Тропинка шла по холмам, попадались цветы, а потом я вышла к месту, где берег съехал в море и образовался живописный грот. Только к нему нельзя было спуститься, на столько крутые берега.
Обойдя обвал, я оказалась на холме повыше, и увидела внизу, близко к морю, кончик серой, явно старинной, крыши. Само здание было так укромно спрятано в изрезе берега, что ни с дороги, ни даже с ближайших мест его видно не было.
Я спустилась вниз и неожиданно оказалась на красивом галечном пляже. Галька была очень хороша – цветная и разных размеров. Само здание было каменным, серым и небольшим. Я обошла его вокруг и увидела на окнах решётки – толстые, в палец толщиной! Это были единственные решётки, которые я видела на Кипре. И именно после этого я стала обращать внимание, что их больше нигде нет – без них окна гораздо красивее…
С одной стороны была деревянная дверь со старинным засовом. По всему было видно, что это строение старинное, его архитектура была какой-то другой, как потом оказалось – греческой.
Дверь была приоткрыта и я заглянула внутрь. Я увидела только одну большую комнату со сводчатым потолком и нишами. Что-то в них стояло, но я не могла со своего места ничего рассмотреть, а внутрь заходить одной мне почему-то не захотелось. Сама не знаю почему – было что-то в этом уединённом месте такое, от чего одной здесь быть не хотелось.
Не смотря на яркое Солнце и переливающееся море, место выглядело почти суровым. Надо только представить себе – голый и тихий каменный пляж, шелестящее море, тихий гул ветра, холмы, закрывающее это место от взглядов и – заброшенность. Именно последнее, наверное, пугало больше всего.
Поэтому я решила прийти сюда со Славой и фотоаппаратом, а сама прошла ещё немного по берегу, и в небольшой полупещере обнаружила пару грязных ковров и ещё какой-то хлам… Не думая, что на Кипре могут быть бомжи, я всё-таки поскорее пошла обратно.

Пришла и залезла в тёплое море. А Алекс в это время присоседился к туркам, которые приехали сюда со всякими водолазными причиндалами. Они вместе ныряли и что-то на дне выглядывали.
Потом мы сидели и болтали с Олей, Слава ещё спал, хотя было уже начало десятого, и вдруг мы увидели, что на каменном мысе что-то происходит. Оказалось, что это Алекс взялся под водой за скалу, и поймал там себе в пальцы ежа!
Ёж оставил ему несколько иголок, и турки стали их ему вырезать.
Иголки у морского ежа хрупкие, и если останется в теле хотя бы кончик, это чревато воспалением и прочими неприятностями.
Процедура была кровавая, рослые турки участливо ковырялись у Алекса в руке. Ножом! Потом ещё поковырялись пинцетом и вроде извлекли всё.
Потом мы с Олей пошли обратно и подумали, не приложить ли Алексу к разрезам алоэ-вера? Привёзший нас сюда турок, говорил, что это растение лечебное и его надо прикладывать к ранам.
Каким-то чудом я вспомнила о пробе на аллергию – потереть новым или неизвестным растением внутреннюю сторону запястья и подождать.
Но ждать не пришлось совсем — мгновенно стало печь – и очень сильно печь!
Рука горела и я побежала омывать это место водой! Тут же образовались пузыри и само место напоминало ожог. У Оли было то же самое. Моя версия – слишком сильная концентрация всякой целебности этого растения)

Наконец-то проснулся Слава и я утащила его посмотреть тот дом на берегу.
Он, видя, где я бродила, потихоньку поругивал меня, что брожу одна, и что местность гористая, мало ли! Но я как-то твёрдо уверовала в непогрешимость Кипра, мне совершенно не было страшно и я считала, что бояться нечего и некого)
Мы спустились к строению, вошли внутрь… и это оказалась греческое религиозное сооружение. Как такое называется, я не знаю – слишком оно небольшое и аскетичное внутри.
Меня покорил пол – он был выложен небольшой галькой, соединённой раствором. Галька не крупная и даже угадывался рисунок – такое можно делать только с любовью!
Серое здание внутри было прохладным и тихим. В нишах оказались иконы – самые простые, чуть ли не фотографии. Лежала пару огарков, стояла вода. Кто-то иногда всё-таки приходит сюда – на этот берег, где совсем мало греков.
Интересно, как здесь было изначально? Кто служил службу и где он жил?

Мы походили и вышли на пляж. На мои уговоры искупаться Слава не поддался – они с Олей берегли свою вымытую в пресной воде шкуру)
И тогда я полезла сама, найдя что-то вроде небольшого бассейна в камнях. Только я успела в нём удобно устроиться, как лёгкая, но почти целиком состоящая из брызг волна, налетела на меня, радостно заливая меня всю, включая и наконец-то вымытую голову)
С пляжа, как всегда из таких вот диких мест, уходить не хотелось. Поэтому я цеплялась по дороге за всё, что могла – за каждый камушек)
Потом мы поднялись к «вилле», рассказали что видели, и Оля с Алексом тоже сходили туда. Потом они рассказывали, что зажгли там свечку, а в той полупещере с хламом уже даже сидела какая-то семья.

Дальше у нас была днёвка и весь день мы просидели на «вилле». Единственным плюсом этого места была тень. Сам берег непривлекательный, к морю, как уже писала, спускаться неудобно, тишина и скукота. Было жалко, что впустую проходит последний день на Кипре, острове, котром на 99% никто из нас уже не побывает.
А для меня это сидение на одном месте усугублялось ещё и тем, что по карте – буквально в 10 километрах, начинались места, обозначенные дайвингом, и значит там наверняка красивые и дно и берега.
И там же, рядом – пляжи с большими черепахами. Мы могли бы пробыть ночь на диких неповторимых пляжах, мне очень жаль, что нам попался этот богатенький турок со своим недостроем…

День коротали то за чтением, то за вялыми разговорами. Алекс печатал отчёт.
Ещё он притащил большой лист алоэ-вера, приставил его себе к носу и гонялся за Славой, сообщая, что он — комар! Слава комаров не любит, жало было почти полутораметровое и колючее, поэтому он шарахался от Алекса, которому это нравилось и всё повторялось снова и снова)
Мы сделали кофе и попробовали кипрский сыр хеллум. Вкус чуть кисло-солёный, напоминающий брынзу, но с плотностью сыра. Только позже мы узнали, что этот сыр едят не самостоятельно, а что-то с ним ещё делают — даже на углях обжаривают.

После того, как жара спала (немножко) мы собрали лагерь и двинулись дальше.
Я всё ещё надеялась на места для дайвинга и черепах, но снова не получилось. Нас подобрал великобританец – он купил здесь недвижимость. Вёл он себя со сверхдостоинством) и как бы с гонором — это было непривычно после спокойной открытости и мягкости киприотов – сразу виделся иностранец) Сообщив нам, что его Британия самая великая Британия, а он так вообще, он привёз нас прямо в порт в Гирне, куда нам совершенно не было нужно, потому что наш паром отходил только на следующий день в 12.00.
Если бы нам попался местный водитель, он бы нас туда не забросил – ясное дело, что ночевать там негде. А так, конечно, спасибо ему, просто разница, когда это делали от души, а когда показательно, сильно была очевидна)

В итоге мы оказались в разжаренном порту, почти в центре города, и куда идти – было непонятно. Мы нашли магазины, кое-что купили и пошли искать ночлег. Место это явно менее благополучное – трудно объяснить почему я так подумала. Может, из-за свалок мусора, а может по плотной застроенности многоэтажками. Мы выбирались-выбирались, но выбраться не могли.
Было очень жарко, мы петляли и искали выход к морю, но всё не находили — в этом месте длинная линия берега у моря принадлежала порту, а дальше, видимо, тем, кто у самого моря живёт.
Несколько раз нас разворачивали назад, а где-то просто не пропустили к морю. Наконец мы нашли какой-то проход к воде, но там было грязно и росли камыши с комарами.
Мы ещё протаскались по каким-то проходам и осели в единственном месте, которое смогли найти – на территории полуразрушенного отеля.
Там у забора, отделяющего территорию от моря, нашлась относительно чистая бетонная плита, мы подмели камышом мусор и битые стёкла и поставили палатки.
Мы надеялись, что остатки забора прикроют нас от чужих глаз и так и было, но забор был метра полтора высотой и перекрывал ветерок с моря, так что там было сильно жарко…
Заглянув за забор, я увидела, что мы находимся на высоте метров 10 над морем. Берег здесь разрушился и частично сполз, может поэтому и забросили отель – пляжа-то ведь совсем нет никакого.
Искупаться было негде, пришлось так и ложится спать, хотя море было так рядом… и обидно было проводить последнюю ночь на Кипре в заброшенном месте, а не на берегу свежего и чистого моря…
В ночи засветился ещё один замок крестоносцев – он находится совсем близко к городу, всего в трёх километрах. Он хорошо сохранился, туда водят экскурсии, и здесь турки, как и везде, провели свою золотистую красивую иллюминацию. Очень хотелось туда, но…

21.06.2010
Утром мы боялись проспать, но Солнце так раскалило плиту, что из палаток мы вылезли ещё до семи. Вторая ночь на бетонной плите на наших тонких походных ковриках слегка скривила мне шею. Оказывается, даже на гальке спать удобнее)
Пока все собирались, я уложила свои вещи и пошла поискать проход к морю. Пройдя через территорию этого места, я нашла калитку и дальше по кривым тропам нашла таки как подойти к морю и в нём искупаться. Оно было чистым и тёплым, и плавать было так приятно…

Потом мы пошли выбираться в сторону порта. Мы шли по дороге, движение было оживлённое. И тут Алекс обратил наше внимание, что не смотря на то, что всюду машины, не чувствуется никаких выхлопов и запахов – как будто идёшь по пустой дороге.
Кроме того, что у них там очень хороший бензин, так ещё и у машин – очень мощные фильтры. Киприоты любят и чтут свой остров, следят за экологией и она здесь действительно прекрасная.
В это время мне пришло в голову, что нашу поездку можно назвать «Кипр – столица автостопа», потому что автостоп здесь действительно удивительный, а радушие людей сродни кипрской природе.
Ещё на Кипре я видела в магазинах очень много керосиновых ламп и газовых баллонов. Похоже, газ здесь именно в таком – привозном виде, не помню, чтобы где-то я видела газовые трубы.
Зато на крышах многих домов устроены солнечные батареи и ёмкости для нагревания воды – солидная экономия в этом солнечном климате.
Мы опять прошлись по продуктовым магазинам и пошли в порт. На проходной, усадив меня и Олю в прохладном зале, Слава и Алекс решили ещё немного разменять долларов на лиры. Они пошли – и пропали. Их не было так долго, что мы с Олей уже заволновались. Оказалось, что обмен здесь – довольно интересная и затяжная процедура. Ваши деньги сначала с двух сторон ксерокопируют, потом что-то пишется, переписываются все паспортные данные и только потом меняют валюту.

Мы зашли внутрь территории порта, заплатили по 32 лиры выездной пошлины, оформились, прошли таможню — никто у нас ничего не проверял, и покинули прекрасный остров, поднявшись на корабль «Калипсо».
Отплыли мы вместо 12.00 в 13.30, но это вполне терпимое опоздание.
Было очень жарко хотя мы и сели под кондиционером. Всё-таки ночью плыть было лучше.
Зато работал буфет и там продавали смешные бутербродо-пироги. Для их изготовления берётся батон, стискивается в печке тисками, потом туда добавляются сыр и острая колбаса, всё это опять сплющивается и запекается.
Ещё в туалете мы покупались и помыли головы. В Турции и на Кипре это возможно, благодаря чистым туалетам и главное – отсутствию сидячих унитазов. Вместо них там дырочный туалет на уровне пола. Вообще не понимаю, кто такое придумал – устанавливать унитазы в общественных местах. Никто на них всё равно не садится, но неудобств создаёт массу.
Ещё ведь турки моются после туалета, а не используют туалетную бумагу, поэтому в каждой кабинке есть кран и ковшик. Мы пользовались не ковшиком, а краном, из которого было удобно набирать воду в полторалитровые бутылки и обливаться.
Было приятно привести себя в порядок и ещё обнаружилось, что у меня, наконец-то, облазит нос)

Прибыли мы около 8 вечера. Собираясь, проверили, чтобы ничего не забыть, и оказалось, что Оля забыла фотоаппарат. В туалете! Никто его не взял – здесь и правда не воруют. Мы с Алексом сошлись на том, что оба чувствуем, как растут в пути наши икроножные мышцы!) Прямо как Месяц – в начале путешествия он был тоненький-тоненький, а сейчас уже вырос довольно прилично.
В Ташуджу мы наконец-то нашли супермаркет, где, как и предполагалось, были низкие цены. Кроме воды и чего-то ещё, мы там купили грейпфруты – по 99 курушей! Это почти 1 лира, и значит – 5 гривен. Плоды оказались сочные и потрясающе вкусные. Нам их вечно привозят недозрелыми, а эти были настоящими, спелыми.
Потихоньку мы добрались до морского берега, уже стемнело. Рядом, по верху, проходила дорога, так что видеть нас особо никто не мог. На каменистом пляже мы поставили палатки, поужинали, я купалась при Луне, и снова устроились спать – утром нам предстояло разделиться и проехать около 1400 километров, чтобы встретиться снова в Трабзоне.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ