В НАЧАЛО (К ОГЛАВЛЕНИЮ)

 

Фотографии к рассказу

23.06.2010
Встали мы в 6.30. и в 7.05 уже подошли к машине. Если честно, мы почему-то думали, что машина раненько уйдёт без нас – как-то мы не видели радости в нашем таком длительном присутствии)
Но машина стояла, Мемед спал, и мы пока совершили утренние процедуры.
Всё делали быстро, боясь, что ехать надо будет в любую минуту.

Увидев, что наш водитель всё ещё спит, мы пошли в длинное кафе, рядом с которой и устроена эта стоянка для дальнобойщиков.
Как мы уже не в первый раз заметили, здесь готовили только одно блюдо, зато готовили его прекрасно. Нам сказали, что это будет – омлет, мы кивнули и пошли на веранду – было приятно сидеть на свежем воздухе.
Над горами висели тёмные грозовые тучи, сверкали молнии во весь горизонт, но над нами пока светило Солнышко.
И вот к нам пришёл быстрый официант и сначала застелил стол большим листом бумаги – а ля скатерть, нас это полностью устраивало.
Сверху он положил две большие лепёшки, две вилки, одну ложку, поставил две пустые тарелки, две тарелки с салатом, два стакана и две пол литровые бутылки воды.
Ещё через некоторое время нам принесли большую сковородку, на которой было нечто консистенции густой кабачковой икры и похожего цвета.
На вкус это оказалось похоже на овощное рагу, немножко остренькое, и наверное, скреплялось всё это яйцами, хотя их и не было видно. Мы насыпали еду из сковородки в тарелки, было вкусно и сытно, мы с удовольствием ели под прохладным ветерком, смотрели на дорогу и машины, и было просто спокойно и приятно.
На двоих наш завтрак нам стоил 12 лир.
На часах было уже 8 часов, а Мемед всё ещё спал. Ждём.

Уже 9 часов, мы сидим и ждём. С подъезжающих машин течёт вода – где-то идёт сильный дождь. Я за долгое время посмотрела на себя в зеркало – и испугалась) Решила больше пока не смотреть.
10 часов – Мемед спит. Я уже обходила всё кругом, прямо за кафе течёт быстрая горная река. Всюду зелено, приезжают и уезжают машины…
Я стала ныть Славе, что мы сильно теряем время, что мы уже три часа могли быть в пути! Но он на моё нытьё не поддался и сказал, что будем ждать до последнего – застопить прямую машину на такое расстояние – слишком щедрый дар, чтобы его не использовать.
В 10.25 Слава постелил возле машины коврик и лёг на Солнышке подремать.
И ровно в 10.30 Мемед вылез из машины! Надо было Славе раньше лечь, может, тогда бы это раньше сработало)
Мемед быстро заварил себе и нам кофе со своим семечком, и уже в 10.45 мы выехали со стоянки! Ехать нам ещё около 500 километров, и я думала, что приедем мы только поздно вечером.

Кхали по роскошным турецким дорогам, сидеть высоко в кабине было интересно, виды открывались самые разные, и ещё в машине почти всё время играла какая-то странная музыка – мы пришли к выводу, что это что-то около-религиозное. Иногда на фоне мелодии говорили речитативом, иногда спокойно, вдумчиво, иногда страстно. Мелодии были турецкие и ненадоедливые. Наш молчаливый водитель был явно не прост.

Часа через два мы остановились возле очередного придорожного кафе.
На нём было что-то написано – Слава сказал, что уже видел подобные надписи, и они означают – дешёвый ресторан.
Мемед пошёл завтракать, а мы сначала походили, посмотрели на то, как здесь устроены места на улице – везде много цветов и прочей зелени, по которой гуляют утки, и всё это переходит в дикие заросли и горы.
Потом мы решили тоже покушать – на всякий случай, и зашли внутрь застеклённого помещения.
На витринах стояло неизвестно что. Мы взяли два блюда – одну тарелку, полную куриного мяса на косточках с подливой, и там потом ещё нашлось две картошины – наверное, это такое жаркое. К этому ещё прилагался салат, а второе блюдо – нечто коричневое, похожее на закрученную колбасу, и оказавшееся сладким блюдом. Из чего – совершенно непонятно, оно к тому же было слегка поджаристое и ни на что не похожее. Ещё на столе стоял большой тазик с хлебом – бери сколько хочешь, и, как и везде, нам принеси две бутылки воды. Всё это было вкусно и стоило 10 лир.

Наконец мы поехали дальше. Появились леса фундука – очень протяжённые, уходящие в горы. Слава рассказал, что когда идёт сбор урожая, то орешки сушат прямо на дороге – перекрывают полосу и насыпают. Я очень люблю все виды орехов, жалко, что не попала в сезон)

Ещё попадалось много мечетей, особенно новопостроенных. Интересно, что все они немного отличаются друг от друга по архитектуре и их стены разных цветов – но все светлых и нежных.
На крышах некоторых свили гнездо аисты, они стояли там и красовались – взрослые и уже подросшие птенцы. Наверное, это хорошие места, раз их выбрали эти птицы. Интересно, если бы у нас на церкви выросло такое гнездо, дали бы птицам там жить?

Я довольно быстро научилась отличать новые мечети от старых – по крышам. Новые крыши светятся металлом, а у старых они древне-черепичные или похожи на каменные.
Проехали термометр у дороги, он показывал +36. А в 14.10 увидели знак, что до Трабзона осталось 217 км – это почти под дороги на сегодня. Молодец наш водитель – долго спал, но теперь хорошо идёт.

Мы ехали и слева от нас было море. Это очень длинная жилая полоса вдоль него, тянутся и тянутся жилые посёлки, похожие на сельскохозяйственные, а иногда курортные. И всюду высажено очень много деревьев. Особенно удивляли тополиные рощи – вот идёт ряд домов вдоль дороги, а потом почти такое же место занимает тополиная роща, и потом опять они чередуются. Природа постепенно менялась, стали попадаться знакомые деревья – акации, дубы и ещё какие-то.
И ещё реки — огромные, широкие реки стекают с гор в море! Из-за дождей они несут глину и от этого вода желтоватая. Всё буйствует зеленью – именно этот термин больше всего подходит.

Часто попадаются туннели, продолжаю восхищаться как их выдолбили в горах.
Проехали по туннелю длиной 3 километра 820 метров – это невероятно!
Внутри туннелей приятное освещение и много разных разноцветно светящихся знаков. Например, знак аварийного выхода из туннеля или знак телефона, и значит оттуда можно позвонить и сообщить если что.

Много автоматических регулировщиков – они показывают, с какой скоростью надо ехать по данному участку дороги. Иногда машину взвешивали – чтобы не было перевеса. Наша машина весит 37 тонн.
Интересно, что Слава всё время подсказывал водителю дорогу. Ещё в предыдущий день Мемед иногда останавливался и звонил и скоро мы поняли, что он консультируется о направлении. Слава стал показывать ему карту и указатели, и постепенно Мемед перестал звонить, а стал спрашивать куда ехать или повернуть у Славы)

14.32 – до Трабзона 200 км. Продолжаем проезжать прекрасные зелёные зоны и заросли, тонкие ракеты минаретов и крупные реки.
Скоро остановились попить кофе и мы посчитали колёса у машины – их 12. Музыка в кабине играет так громко, что я даже начала глохнуть и поэтому заткнула себе уши туалетной бумагой.

16.15 – до Трабзона ровно 100 километров. Ноги и выше уже просто немеют – вот они, издержки профессии автостопщика) А что уже говорить про Славу – я хоть сижу на удобном сиденье, а он – чтобы быть между мной и турком, сидит на чём-то вроде скамейки без спинки, да ещё полубоком.
Я надеюсь, что паром на Сочи будет отходить не сегодня. Вчера, после 15 часов дороги, меня аж слегка покачивало, но это потому, что мы очень мало спали. Если ещё после целого дня пути придётся сразу плыть по морю, это будет малоприятным.
Прошёл дождь и стало прохладно, а то было уже совсем жарко, в этой машине нет кондиционера.

И вот – 17.45 и мы приехали в Трабзон! Мы очень благодарили Мемеда и подарили ему один из самых красивых значков)
Мы проехали на одной машине с одним водителем тысячу километров! Мы ехали вместе почти целые сутки и мы от всей души благодарили нашего доброго водителя!
Алекс и Оля были ещё в пути, а мы пока пошли на улицу, где находятся маленькие конторки – они продают билеты на паром – фэрибот.
Оказалось, что в этот день совсем не было кораблей, а завтра паром отправляется в полночь, но посадка почему-то должна быть в 18 часов – зачем это надо делать за 6 часов – непонятно, но, как оказалось, это мы уже столкнулись с нашей действительностью – не турецкими, а российскими правилами. Очень обидно торчать 6 часов на берегу, когда можно походить по турецкому городу.
Мы вязли палубные билеты на «Аполлонию-II» по 60 долларов – это нам посоветовал разговорившийся с нами хорват – он неплохо говорил по-русски. Он казал, что во-первых, они на 10 долларов дешевле, а во-вторых – в каютах так жарко, что находиться в них невозможно, и всё равно все выползают на палубу.
Ещё мы выяснили, что паромы из Трабзона в Сочи ходят только по понедельникам и четвергам, так что нам крупно повезло, что мы приехали за день до отплытия, а то пришлось бы возвращаться домой другим путём.

Мы вышли из кассы и пошли искать гостиницу. Но как только вошли в одну из них, пришло сообщение, что Алекс и Оля приехали и будут нас ждать возле касс, поэтому мы развернулись и пошли обратно, где наконец-то снова все оказались в сборе – разница между нашими приездами оказалась меньше часа, мы все молодцы)

Они тоже купили билеты и мы стали решать вопрос ночлега. Когда-то Слава ночевал здесь на берегу, но там очень неудобно, потому что берег здесь – нагромождение камней, палатку поставить невозможно, ползают насекомые, да и выбираться из города довольно долго.
В кассе пароходства нам сказали, что здесь можно снять гостиницу по 20 долларов с человека, и Слава за это сразу же ухватился, хоть я и считала, что это дорого. Но кто-то нам подсказал, что есть гостиницы и подешевле, и надо походить поискать. Мы со Славой остались с рюкзаками, а Алекс и Оля пошли и нашли гостиницу по 20 лир – это снова по 100 гривен, как в Стамбуле.

Наш номер был довольно просторным, душевая комната находилась тут же, а туалет был на два номера рядом в коридоре. Здесь было удобно, но зато не было окна. Точнее, было, но в потолке и поэтому не было доступа свежего воздуха. Учитывая жару, в номере было душновато.
Мы быстро поселились и приняли душ. Алекс и Оля ещё этого не сделали, поэтому мы решили на этот вечер разделиться, а уже завтра бродить вместе.
Уже вечерело и мы с удовольствием погуляли по самым разным улицам – от центральных просторных и площадей до совсем узеньких.
Улицы выложены гладким булыжником, это приятно и красиво. Центральная часть, где мы жили, вся состоит из магазинов и торговых рядов. Всюду бойко идёт торговля, но купить, как всегда, нечего – или слишком дорога или мишура, часто китайская.
А потом Слава повёл меня на мост над улицей. И это оказались такие потрясающие трущобы… Я была в восторге! Это место – очень старое, здесь ещё высятся остатки городских стен. В них тоже когда-то жили – это видно по окнам. Уже стемнело, и трущобы сверху казались ущельями. Они жёлто освещались и казались хищными и опасными. Высота домов там 3-5 этажей, плюс ещё приличное пространство до моста, так что нам казалось, что там очень глубоко. Многие крыши плоские и служат балконами. На них очень много самого разного хлама и от этого место выглядит ещё запущенней.
Сверху жизнь людей видна как на ладони! Что интересно – всё это серо-жёлтое нагромождение было утыкано спутниковыми антеннами.

Ещё мы подошли к мечети, которая не оставляла сомнений в своей старинности. Небольшая, но массивная как черепаха, с толстой потемневшей черепицей и крепким минаретом. Туда заходили на молитву, мне очень хотелось увидеть её изнутри, но платков на голову, как везде, там не было, и старый турок на входе сказал мне его купить и потом приходить.
Жалко, суровая старина этого места притягивала.
Табличка у двери гласила: «MUSA PASA CAMII SERIFI y.t. 1079-1663»
Очень хотелось бы знать, что это значит…

Дальше был ещё один мост, под которым тоже были когда-то трущобы, а сейчас комплекс для отдыха с водоёмами, клумбами и кафешками.
Мы гуляли, и я чувствовала себя совершенно счастливой, хотя и очень хотелось ещё побыть в Турции.

Мы вернулись в центр, ещё походили по мягко освещённым, каким-то праздничным улицам, и вернулись в номер. Слава отключился просто сразу, а я ещё поболтала с Олей и Алексом, пощёлкала телевизор.
Под утро я проснулась, потому что шумела гроза – грохотал гром, в окно в потолке бился ливень и шум стоял такой, что в комнате стало неимоверно уютно. Я думала о том, что как же хорошо, что мы спим в гостинице, а не на берегу. Ведь из-за невозможности поставить там палатку, мы бы вымокли обязательно. Я лежала в тихом сухом номере, и было мне так хорошо от этих сравнительных мыслей, что я опять уснула.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ