В НАЧАЛО (К ОГЛАВЛЕНИЮ)

 

Фотографии к рассказу

24.06.2010
Таможня, как и раньше, прошла быстро и легко.
Наши вещи пропустили через рамку, поставили штампики в паспорта и мы быстро оказались на пароме.
Отход, как нам сказали, был назначен на час ночи – невероятно обидно торчать на судне лишние семь часов – спрашивается, кому это нужно?
Паром был российским и худшим из всех, виденных нами в этой поездке, и это глупое распоряжение – тоже показатель.

Мы поставили рюкзаки на самой верхней палубе, благо Солнце уже садилось и не было жарко, и пошли исследовать корабль. Мы слегка дурачились, но здесь это уже не проходило – нас отовсюду гнали и грозились.
Одним из гоняющих нас работников оказался старпомом, который учился в Николаеве, хорошо знает Херсон, а сам он – грузин.
Мы расстелили на палубе коврики и стали есть черешню. И тут появился ещё один путешественник с рюкзаком. Он из Питера и в ходе беседы, за черешней, мы узнали, что он много путешествует по миру. Мы сначала не поняли с какой целью, по его рассказам – вылитый шпион) Но потом спросили напрямик, и оказалось, что он – жаболог (термин мой), ездит по всему миру и собирает лягушек для исследования – как эти зверюги расселялись по миру. А шпионистость состоит в том, что разрешения на перевоз живого груза он не берёт, а провозит его в бутылках с водой. Воду надо периодически менять и охлаждать.

Так мы сидели и болтали, пока не стемнело. После этого мы поставили нашу палатку на каком-то непонятном балкончике, не обратив внимание на подозрительную дырку в полу.
Мы залезли внутрь, нагрели чай, ели, снова болтали.
Далеко за полночь мы стали устраиваться спать. Стало довольно холодно, Оля и Алекс пошли посмотреть, как мы будем отплывать, а мы со Славой решили просто отсюда выглянуть и задремали.
Спустя время у корабля вовсю заработали двигатели, и высунув наружу нос, я вдруг увидела, что палатка вся стоит в воде!
Оказалось, что эта дырка в полу – для слива воды. Рядом был кран, с которого сняли заглушку и вода хлестала прямо нам под палатку. Надо сказать, что матросы и старпом видели, где мы устроились, но никто нам по этому поводу ничего не сказал – хотя они прекрасно знали как там будет вскорости. Уверена, что турки предупредили бы нас, но этим было просто плевать.
Я побежала звать Алекса и Олю, и мы быстро перетащили вещи и палатку в другое место. Место это было сухое, зато с сильным ветром, палатку пришлось привязывать, но наконец мы всё же легли спать, затянув внутрь и рюкзаки – и от возможного дождя, и что уж там – от неожиданностей.

25.06.2010
Утром слышно было, что снаружи таки идёт дождь, так что хорошо, что мы спали в палатке, но после 9-ти погода прояснилась и стала жаркой, от чего мы проснулись и вылезли наружу.
Жара становилась всё сильней и невыносимей. Люди приходили на нас смотреть, произнося слово чаадыр – палатка. Окружённые вещами, с палаткой на палубе, мы, наверное, смотрелись, как цыганский табор)
А волны становились всё выше и вначале небольшая качка превратилась в шторм. Перед отъездом я где-то вычитала, что надо от укачивания пуп заклеить пластырем крест накрест, и мы со Славой это сделали. Не знаю, на сколько помогло, но мы держались.
На теплоходе турок ехало единицы, в основном русскоговорящие. Эти хорошо понапивались с вечера и теперь, в качку, в туалет было не войти. Вообще туда уже с вечера было не войти – слив не работал, а поскольку это была уже не Турция, то появились унитазы, и лучше я опущу дальнейшие подробности…
Сразу везде образовалась грязища, слышалась хамоватая речь с матами.
Воду можно было купить только в баре с соответствующей зашкаливающей наценкой. Хорошо, что мы запаслись.
Проходя вниз к туалетам, мы могли видеть, что внизу очень душно и жарко, все окна закупорены – совершенно жлобский какой-то корабль!
Всё это – с оглушающей жарой и качкой сделало путешествие тяжёлым и неприятным. Под конец, когда даже Славе стало нехорошо, а таблетку, как я, он пить отказался, я вспомнила, что видела дверь с надписью «врач» и прокламацию, что при морской болезни надо обращаться к врачу. Дверь оказалась закрыта, а на мои вопросы мне ответили, что врача у них нет вообще – и это довершает картину обслуживания.
Нет, вытерпеть, конечно, можно, но слишком большая разница с гостеприимством и добротой Турции, а в нашем случае – ещё и украинским паромом.

Днём мы поели, потому что нельзя, чтобы при качке был пустой желудок, и снова расползлись в поисках тени. Делать что либо было невозможно – то борта, то нос корабля улетали вверх то скрывая горизонт, то показывая море.

Единственной радостью в этом дне было появление дельфинов! Они быстро догнали теплоход и поплыли рядом, постоянно полностью выпрыгивая из воды) Их лица были улыбчивыми, а движения радостными, и было невыразимо приятно их видеть! Слава сделал несколько потрясающих фотографий и они стали прощальной улыбкой нашего путешествия по Турции.

Берег мы увидели задолго до прибытия – высились горы Кавказа и их пересекали облака. К порту подошли около 17 часов, но больше часа стояли и ждали, когда отойдёт какое-то судно, потому что опоздали, выйдя из Трабзона на много позже. Качало, мутило и очень хотелось поскорее сойти.

Наконец, спустя полтора часа, подошёл кораблик с лоцманом и мы причалили к берегу. Мы спустились ниже и оказались в проходе вдоль борта – полностью закрытом стёклами, и там была такая душегубка, что детям начало становиться плохо. Всех закрыли в этих проходах и не разрешали выходить, пока не пришли таможенники – это полчаса забитого людьми помещения без доступа свежего воздуха. Для чего – совершенно непонятно.
Наконец открыли дверь и все начали сходить на берег, и первое, что я услышала на российском берегу, был неимоверно хамский, хрипло-прокуренный крик таможенницы, орущей: «Куда прёте?! Куда лезете?!» И дальше в таком же духе.
Мы подошли к зданию и нам сказали просунуть наши вещи под жалюзи открытой двери – куда мы их и сунули, а что там с ними делали – пока не вошли, было непонятно — могли подложить любую гадость и потом не отвертишься.
Дальше мы стояли в очереди, чтобы войти в здание таможни.
Российские таможенники вели себя очень развязно, а с турками даже грубо. Хотелось закрыть глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать всего этого!
Внутри оказалось, что наши вещи обнюхивает овчарка – большая и красивая. Одновременно велась видеосъёмка, как я поняла, это искали наркотики.
Ещё на пароходе мы заполнили эмиграционные карточки, я подала их в окошко, и мне задали довольно много вопросов, в частности, каким путём мы ехали, ведь у нас в паспортах не было выездного штампа из Украины, о чём мы потихоньку беспокоились. Правда, мы сохранили все билеты, начиная от Оленёвки. Потом оказалось, что теперь выездные украинские штампы без требования не ставят, непонятно только, почему об этом не знают на российской таможне.
Был ещё один показательный момент. Алекс и Оля проходили первыми, и увидев в их паспортах прописку Молдавии, одна из служащих аж радостно потёрла ручки, сообщая, что они же иностранцы, и должны купить медицинскую страховку за 10 долларов, а то как же они аж два дня будут на территории Росси?! Но её ждало разочарование – у них была страховка, оформленная ещё дома, и она всё ещё действовала. У меня тоже была страховка, но только на время пребывания в Турции, а у Славы её не было совсем. Немного помявшись, по предложению Алекса мы просто пошли к выходу, не обращая на тётку внимания – было видно, что мы одна группа, и она, вероятно, решила, что и у нас есть страховка. Вот так ни за что с нас хотели содрать по 10 долларов – столько же стоила моя страховка на большую часть поездки.

Наконец-то мы вышли и оказались в Сочи. Город выглядит хорошо, вечером было не жарко, темнела зелень. Я надеялась, что мы останемся здесь на ночь – погуляем, но Алекс торопился, ему на работу на день раньше, чем мне – у нас ещё был выходной в честь Дня Конституции)
А Слава сказал, что в городе Сочи тёмные ночи, и надо отсюда побыстрей выбираться.
Нам встречались подвыпившие компании и отдельные недоличности. Слышался мат – а мы ох как отвыкли от этого в Турции… За три недели пьяного мы видели только одного, и то вряд ли турка. Уважающие себя верующие там не пьют, а таких там большинство. Да и ругань мы или не узнавали, или её просто не было. Но думаю, что всё-таки не было – мы бы отличили её по эмоциональному окрасу.
Когда мы пришли на ж/д вокзал, оказалось, что нужная нам электричка на Туапсе отошла час назад, а следующая в 4 утра – если бы не задержка с отплытием и стояние возле берега, мы бы успели. Вообще мы прибыли на 6 часов позже, чем было указано! И поэтому не успели ни походить по Сочи, ни покупаться, ни на поезд.

Алекс и Оля решили делать ночной автостоп, а мы со Славой решили этого не делать – нас всё ещё качало после парома и раз время позволяло, решили сначала выспаться и отдохнуть.

Не помню – то ли на 153, то ли 158 маршрутке мы доехали до какого-то кольца, откуда, как нам сказали, можно стопить.
Мы отошли к остановке, оставив нашим спутникам всю дорогу, и они стали на позицию. Было уже девять часов вечера и где-то минут через 40 они таки уехали на легковушке с двумя лицами кавказской национальности)
Я была рада, что мы не едем ночью, мы купили воды, а какой-то дедушка сказал, что нам нужна 155 маршрутка до Лазаревки. Мы её дождались, но она шла только до какого-то Лоо, а так как нам надо было просто выбраться из города, то мы поехали.
Ехать пришлось по жуткому серпантину, стоять пришлось спиной, а в темноте повороты были заранее не видны, так что после качки парохода я думала, что уже не доеду. Единственным интересным штрихом были пассажиры – почти все смуглые, местные)

Мы вышли, было уже совсем темно. В этом Лоо мы исследовали ж/д вокзал, рядом на набережной был свет, шум и столпотворение отдыхающих
Мы шли по тёмным улицам, и раз даже подозрительная компания предложила нам квартиру. Тени качались в редких фонарях и я с трудом шла, так сильно меня ещё и от этого качало. Уже потом мы узнали что шторм, в который мы попали, был 5 баллов.
Всего мы прошли чуть меньше получаса и оказались возле чего-то вроде прибрежного лесочка. Слава оставил меня с рюкзаками в кустах, а сам пошёл искать место для ночлега. Стоять одной мне было страшно, а Славы не было долго… и когда он вдруг появился совершенно с другой стороны, у меня от неожиданности аж сердце упало в пятки.
Место ему найти было трудно, ведь нужна была относительно ровная площадка среди деревьев, мусора и склонов. Но он всё-таки такое место нашёл и мы поставили палатку, без фонариков, только под Луной, накрыв её нашим маскирующим зелёным тентом)

Совсем рядом грохотало море – казалось, что там, внизу, оно ворочает огромные камни! Оно бурлило и кипело, шторм хоть уже и стихал, но всё ещё был. Вообще берег здесь – лесистый склон, опускающийся к железной дороге и дальше уже сразу волны, так что поставить палатку у моря, к сожалению, было нельзя.
Была уже полночь, кушать не было сил и надо было только решить – идти ли нам на электричку на 4 или на 6 утра. Решили всё-таки вообще не идти, а спать и восстанавливать силы.
Но заснуть ещё какое-то время не могли, на столько велика была усталость.
К грохоту моря добавлялся гул близкой трассы, а иногда ещё и проходили поезда, и от всего этого постоянно стоял сильный шум.
Стало прохладно, мы состегнули спальники и наконец-то заснули. Снился невероятный бред – начало третьей мировой войны. Смотреть было очень интересно, особенно на взлетающие ракеты.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ